От Саламина до Мидуэя. История войны на море
От Саламина до Мидуэя. История войны на море
Вопросы М.Э. Морозову. Господа! Если вы имеете вопросы, касающиеся действий нашего флота и авиации в ВОВ , то можете задать их персонально Мирославу Эдуардовичу вот здесь

АвторСообщение
поручик Бруммель
администратор


Пост N: 270
Рейтинг: 0
ссылка на сообщение  Отправлено: 14.10.06 22:33. Заголовок: Морозов М. "Черная пятница” Берегового командования"


Мирослав Морозов

“Черная пятница” Берегового командования





Как известно, время, когда войны выигрывались исключительно на полях сражений давно прошло. В мировых столкновениях XX века первыми, как правило, несли поражение тылы воюющей армии, ее экономика. Не всегда заметная глазу, но от этого не менее жестокая экономическая борьба велась не на жизнь, а на смерть. И здесь были хороши все средства: от налетов 1000-самолетных армад на промышленные центры, до почти незаметной глазу обывателя борьбы на морских коммуникациях.

Важнейшей морской артерией Рейха во Второй мировой войне являлось судоходное сообщение между Германией и Нарвиком – крупным портом на севере Норвегии. Кроме непосредственно военных грузов по нему доставлялась шведская железная руда – один из важнейших видов сырья, отсутствовавшего на оккупированной части континента. В свое время, опасение за потерю этих ресурсов, явилось одной из причин захвата страны войсками Вермахта. На протяжении всей войны англичане пытались прервать этот "железный поток", но все их попытки были относительно малоэффективны до того момента, как в октябре 1943 г. на авиабазе Уик (Северная Шотландия) было организовано первое, в составе 18-й авиационной группы Берегового командования, ударное авиакрыло на торпедоносцах-штурмовиках "Бофайтер". Первоначально оно включало две (144-ю и 404-ю) эскадрильи, но в марте 1944 г. увеличилось вдвое за счет включения 455-й и 489-й эскадрилий, летавших ранее на небезызвестных самолетах "Хэмпден". К концу года эти силы, действовавшие уже с авиабазы Даллачи, совместно с авиакрылом штурмовиков "Москито", действовавших с базы Банфф, постепенно превратили широкую реку германских рудовозов в тонкий ручеек из маленьких, но очень хорошо охраняемых конвоев. От движения в дневное время немцы были вынуждены отказаться, предпочитая совершать короткие переходы между защищенными якорными стоянками ночью или в сложных метеоусловиях.

Справедливости ради нужно отметить, что атака германских конвоев никогда не была для нападающих легким делом. На каждое торговое судно приходилось от 3 до 5 кораблей охранения классом тральщик – сторожевик. Все они, включая и рудовозы и войсковые транспорта, были буквально утыканы 40-мм "Бофорсами" и 20-мм "Эрликонами". Судоходный маршрут, проложенный между мелкими островками, которыми изобилует побережье Южной Норвегии, почти полностью исключал применение авиаторпед. Атаки стоянок, несмотря на неподвижность целей, были еще более сложным мероприятием из-за многочисленных береговых зенитных батарей. Не редки были встречи и с истребителями 5-й эскадры Люфтваффе. Главный штаб ВВС Великобритании отказался выделить для сопровождения штурмовиков 18-й авиагруппы более одной эскадрильи дальних истребителей "Мустанг", мотивируя свое решение приоритетностью воздушных налетов на Германию. Это, в свою очередь, привело к отказу от атак целей, в тех случаях, когда они находились в непосредственной близости от аэродромов противника.


Германский конвой в Нордгуллен-фьорде (12.44)

Январь и начало февраля 1945 г. не радовали английских летчиков хорошей погодой. Многочисленные вылеты на "свободную охоту" лишь в трех случаях привели к обнаружению противника. Не удалось перехватить и ни один из пяти караванов, о прохождении которых сообщили участники норвежского "сопротивления". За весь период жертвами "Бофайтеров" стали лишь пять мелких норвежских суденышек, суммарный тоннаж которых едва достигал 1500 брт. Сложилась ситуация при которой мощное оружие вынужденно висело в кобуре, в то время, как у самого стрелка буквально "чесались руки" его применить.

С учетом вышесказанного легко понять в какое возбуждение пришел штаб авиагруппы, когда в пятницу 9 февраля не за долго до полудня был получен целый ряд донесений о контактах с судами противника.

Пара "Бофайтеров" из 489-й новозеландской эскадрильи, пилотируемых уорент-офицером Брайтвеллом и флайт-сержантом Пристом стартовала в 08:50. Едва в 10:33 самолеты достигли норвежского побережья, как был обнаружен "торгаш" тоннажем 1500 брт. Продолжив свой путь вдоль береговой черты на север летчики вскоре обнаружили новую группу целей – эсминец типа "Нарвик" в сопровождении тральщика и двух сторожевиков. Самый же лакомый кусок ожидал "скаутов" в крайне северной точке маршрута, на якорной стоянке Норд-Гуллен. Опытный глаз островитян южных морей смог разглядеть под берегом замаскированный конвой, состоявший из пяти низкосидящих рудовозов. Самый крупный имел тоннаж порядка 5000 брт, остальные – по 2500. После обнаружения еще одного отряда эскортных кораблей, в 11:20 "Бофайтеры" легли на обратный курс. Целая серия шифрованных радиосообщений заполнила эфир.

Любому современному россиянину хорошо известно, как тяжело сделать правильный выбор, когда после длительного периода дефицита вдруг наступает изобилие. Вот и штаб 18-й авиагруппы словно стадо буридановых ослов некоторое время затруднялся отдать свое “предпочтение” какой-либо группе кораблей противника. И все же колебание было преодолено. Из приложение к инструкции о приоритетности целей ясно следовало, что эсминец относился к группе "I", в то время, как торговые суда находятся в самом конце списка. Для того, чтобы понять причины такой градации необходимо сделать небольшое отступление, точнее вернуться относительно описываемых событий на три года назад.


"Бофайтер" 489-й новозеландской аэ осуществляет полет под эскортом "Мустанга" 315-й (поль.) аэ.

В конце 1941 г., в результате очередного "прозрения" Гитлер решил, что территория Норвегии ни что иное, как "зона судьбы", где решается судьба не только войны, но и самого “Тысячилетнего Рейха”. Как известно, вслед за этим последовало сосредоточение на данном театре всего крупного надводного флота, части подводных сил и противокорабельной авиации. Группировка сил Кригсмарине постоянно угрожала движению северных конвоев и надолго приковала к себе внимание британского Адмиралтейства. Поэтому решение о том, что все крупные вражеские корабли до эсминца включительно, должны атаковываться в первую очередь, на тот момент выглядело вполне логичным.

Время шло и баланс сил на море все более менялся в пользу союзников. В результате целого ряда взаимосвязанных операций, предпринятых Королевскими ВМФ и ВВС до конца 1944 г. наиболее крупные корабли германской северной группировки – линкоры "Тирпиц" и "Шарнхорст" были уничтожены. Находившаяся для их эскорта в Альта-фьорде 4-я флотилия эсминцев осталась не у дел. В то же время на Балтике, где в это время в результате успешного наступления Советской Армии германский фронт рухнул, потребность в артиллерийских кораблях ощущалась весьма остро. В начале января 1945 г. флотилия получила приказ возвращаться на родину. Ее главные силы – эсминцы "Z 31", "Z 34" и "Z 38" – осуществили переход сравнительно удачно. Перехваченные британскими крейсерами у Бергена германские корабли смогли уйти от погони несмотря на серьезные повреждения флагманского "Z 31".

Судьба задержавшего из-за ремонта в Нарвике "Z 33" (командир - фрегатен-капитан Рудольф Менге) сложилась куда более драматично. 5 февраля он покинул порт и уже вечером 7-го должен был прибыть в Берген. Высокая скорость корабля и сложные метеоусловия позволяли преодолеть наиболее опасный южный участок маршрута, избежав обнаружения противником, но именно они стали причиной неприятностей. Утром 7 февраля в районе Бру-фьорда (200 миль юго-западнее Тронхейма) эсминец, очевидно из-за штурманской ошибки, ударился о подводную скалу, потерял правый винт и погнул вал. Из строя вышли обе машины. В таком состоянии корабль не мог продолжать переход и должен был вернуться в Тронхейм. С большим трудом подошедшие сторожевики и тральщики отбуксировали “Нарвик”, превосходивший их по водоизмещению в 4 раза в находившийся поблизости узкий и скалистый Форде-фьорд. Именно там с установлением летной погоды его и нашли новозеландские “скауты”.

Пара “Бью” так же не осталась незамеченной. Несмотря на прибытие к месту стоянки буксира и дополнительного эскорта Рудольф Менге распорядился отложить начало перехода в Тронхейм до вечера. Командир “Z 33” имел все основания считать, что возможный воздушный удар лучше встретить находясь во фьорде. И действительно, уже тот факт, что корабль простоял на месте в зоне достигаемости вражеской авиации более суток говорил о многом. Немцы никогда не осмелились бы на это, если бы стоянка не была прикрыта огнем береговых зенитных батарей и истребителями. Всего в 10-15 минутах лета от Форде-фьорда, на аэродроме Хердла базировались 9 и 12-я эскадрильи JG 5 – около двух десятков FW-190A8 и F8. Другой аэродром – Гёссен – располагался чуть дальше в северном направлении. Его "воздушный гарнизон" составляли 10 и 11-й "штафели", в составе которых насчитывалось по крайней мере еще 20 одномоторных "мессершмитов" модификаций G6 и G14. Не менее важное значение в разведдонесении имело то место, где указывалось, что сам фьорд весьма скалист, узок и извилист. В случае атаки со стороны устья, это обстоятельство ограничивало количество одновременно атакующих самолетов двумя-тремя единицами. Попытки же нанести удар стороны суши, а также в случае движения по фьорду с востока на запад, фактически исключалась. В этих случаях характер береговой черты позволял бы наблюдать цель всего пару мгновений.

И все же вся указанная совокупность неблагоприятных факторов не заставила командующего 18-й авиагруппой Берегового командования вице-маршала авиации Эллвуда пересмотреть свое решение, основанное на инструкцию, уже давно не отвечавшей духу времени. По всей вероятности расчет маршала и его штаба строился на следующих предпосылках: разведчики преувеличили сложность атаки со стороны берега и ее наверняка будет возможно осуществить; эсминец не является слишком сложной целью для "Бофайтеров" – всего 4 месяца назад, во время очищения от немцев портов Бискайского залива "Бью" потопили другой "Нарвик" – "Z 24"; атаку удастся произвести стремительно, с первого захода; германские истребители успеют прибыть лишь к "шапочному разбору" и их будет возможно отсечь от уходящих штурмовиков эскадрильей "Мустангов". После получения инструкций, в 13:55, всего спустя полчаса после приземления разведчиков ударный эшелон начал подниматься в воздух.

Сам удар был подготовлен с чисто британской основательностью. Построение возглавляла 455-я австралийская эскадрилья, которую составляли 11 "Бью" (на одном из них находился командир эскадрильи и всей ударной группы винг-коммандер Колин Милсон), каждый из которых был вооружен восемью 25-фнт бронебойными ракетами. Левее австралийцев шло такое же количество вооруженных ракетами штурмовиков 404-й канадской эскадрильи. Правое крыло боевого порядка составляли 8 самолетов 144-го британского "скводрона". Их вооружение составляли лишь бортовые пушки и пулеметы, которых на «Бофайтерах», надо признать, было тоже не мало – 4 20-мм "Хиспано" и 7 7,69-мм "Браунинг". Самолеты данной эскадрильи не имели ракетных направляющих, торпеды были просто не применимы внутри фьордов, однако почему британские штурмовики не взяли обычных 500-фнт бомб не ясно. Согласно плану операции 144-я должна была атаковать корабли охранения, в то время, как обе остальные – эсминец. Выше и немного позади ударного авиакрыла шли 12 "Мустангов III" 65-й эскадрильи королевских ВВС (командир – флайт-лейтенант Фостер). Построение замыкали два спасателя Викерс "Уорвик" из 279-й эскадрильи. Кроме того, по одному "Бью" от 144-й и 489-й эскадрилий ушли далеко вперед для уточнения места цели, которая за несколько часов легко могла изменить позицию.

Полет к норвежскому побережью не прошел без происшествий. У одного из столь необходимых "Мустангов" забарахлил мотор и его пришлось отправить на базу в сопровождении другого истребителя. Наконец в 15:40, более чем через 1,5 часа полета был достигнут берег континента. Далее ударная группа прошла над самым крупным фьордом Норвегии, Согне-фьордом и начала углубляться на восток в воздушное пространство оккупированной страны. Колин Милсон, для которого этот вылет был первым в роли командира авиакрыла, четко придерживался предварительного плана и собирался атаковать цель, зайдя строго с юга на север, с последующим уходом на северо-запад в сторону моря. Пролетая над Фурунесетом самолеты подверглись внезапному, но неточному обстрелу с земли. Вскоре показался Форде-фьорд, внутри которого, по донесению разведчиков, продолжал оставаться вражеский эсминец. Группа развернулась в боевой порядок и приготовилась к атаке. Расстояние сокращалось с каждой секундой, а цели все не было видно. В 15:50 волны "Бофайтеров" перевалили через гребень скалы, но оказалось, что выпускать ракеты уже поздно! Как впоследствии точно подметил один из пилотов 144-й эскадрильи "мы неожиданно оказались под плотным зенитным огнем с кораблей, которые были прямо под нами". И действительно, хитроумный Менге расположил "Z 33" и один из тральщиков непосредственно под южным берегом фьорда так, что попытки атаковать их с этого направления было абсолютно бесполезной тратой времени. Через несколько секунд фьорд скрылся за хвостовыми стабилизаторами штурмовиков. Худшие опасения начинали подтверждаться.


Атака германских кораблей в Форде-фьорде 9.02.45. В нижней темной части снимка Z-33

Сразу после произошедшего Милсон дал команду разворачиваться вправо. Все произошло настолько быстро, что винг-коммандер, очевидно, даже не успел оценить истинную позицию эскадренного миноносца. У него еще оставалась надежда, что цель удастся атаковать двигаясь между берегами фьорда в западном направлении. Едва “Бофайтеры” закончили описывать 270-градусный вираж, как выяснилась вся беспочвенность и этого замысла. Дело в том, что восточнее якорной стоянки фьорд делал резкий изгиб, и германские корабли стояли как раз сразу за ним. Стало очевидно, что для того, чтобы атака состоялась (отменить ее своим решением Милсон просто не мог) заходить придется с запада на восток, т.е. с прямо противоположного направления, как оно и предсказывалось в утреннем докладе. Ударная группа полетела вдоль южного берега, по направлению к открытому морю. Здесь она повернула на 180 градусов и построившись в боевой порядок звеньев уступом вправо начала втягиваться в длинную кишку Форде-фьорда. Описанное маневрирование, происходившее в зоне огня береговых зенитных батарей, буквально под носом двух аэродромов перехватчиков превысило по продолжительности любые допустимые тактические нормы. Атака все более принимала черты массового самоубийства...

Ревун "алярма" прозвучал на аэродроме Хердла чуть позже первого захода британских самолетов на эсминец. Немедленно в воздух поднялись все боеготовые "фокке-вульфы" – девять из 9-й эскадрильи и три из 12-й. Задача на перехват штурмовиков им ставилась уже когда машины оторвались от земли. На то, чтобы преодолеть 65 миль, разделявших Хердлу и Форде-фьорд ушло чуть более 10 минут. Визуально обнаружив эскорт из "Мустангов" лидер перехватчиков фельдфебель Рудольф Артнер приказал набрать дополнительную высоту и поставил задачу 12-му "штафелю" взять британские истребители на себя. В тот момент, когда "фоккеры" устремились в атаку первое звено "Бофайтеров" как раз начало пикирование на "Z 33"...

Атака злополучного "Нарвика" и его эскорта, который к тому времени состоял уже из 6 кораблей (один прорыватель минных заграждений, т.н. "Шпеербрехер", два базовых тральщиков и три мобилизованных сторожевых корабля) был испытанием для настоящих мужчин, и британцы не спасовали. Последовательно пикируя на эсминец штурмовики также последовательно получали порции снарядов от зенитных орудий, которым даже не надо было менять углы прицеливания. По самым скромным подсчетам в эти мгновения в воздух смотрело около сотни стволов калибром от 105 до 20 миллиметров, не считая пулеметов. Пайлот-офицер Персиваль Смит из 144-й эскадрильи, атаковавший тральщик в числе первых вспоминал, что ощущение было таковым, будто трассы "эрликонов" буквально окутывают самолет от колес, выступавших из капотов двигателей, до верхней радиоантенны. Потери в такой ситуации были неизбежны. Первым погиб экипаж уорент-офицера Мьютимера из 455-й эскадрильи. Его машина получил прямое попадание тяжелого снаряда и не выходя из пике врезался в берег недалеко от эсминца. Большинство самолетов, в т.ч. "Бью" Смита получили серьезные повреждения. Анализируя факты невольно поражаешься необычайной живучести “Бофайтеров”, которая в этом бою проявилась как никогда.

Вслед за австралийцами и британцами настал черед канадцев. Именно в этот момент в происходящее вмешались истребители JG 5. Избегая зенитного огня своих же кораблей часть FW 190 атаковала хвост вражеского построения, часть – машины, выходившие из атаки. От первого же залпа могучей батареи "фокке-вульфа" Артнера у "Бью" 404-й эскадрильи, ведомого пайлот-офицером Блундерфилдом, отвалился хвост. Чуть позже он взорвался. Среди машин, замыкавших ударную группу началось замешательство. Ему способствовала также скученность самолетов, мешавших друг другу атаковать. Пристрелявшиеся зенитчики сбили еще две машины.


"Фоке-Вульфы" истребительной эскадры JG5.

Теснота фьорда, атака истребителей, мощный зенитный огонь и тяжелое впечатление от гибели впередиидущих самолетов негативно подействовали на экипажи штурмовиков. В таких условиях точность ракетного и пушечного огня не могла быть высокой. К сожалению точный объем ущерба, причиненного немцам не известен, однако он не мог быть большим. Доподлинно известно лишь то, что главная цель удара – "Z 33" – получил только одно ракетное попадание в районе полубака. Ни один из эскортных кораблей серьезно также не пострадал. Суммарные потери личного состава насчитывали 7 человек убитыми (в т.ч. 4 на эсминце). Таким образом, драматическая фаза боя для немцев закончилась с минимальным счетом. Для англичан же она только начиналась. Теперь разбредшемуся после атаки стаду "Бофайтеров", многие из которых летели буквально “на честном слове и одном крыле” в глубине вражеской территории предстояло, прорываясь сквозь свору преследователей, найти дорогу домой.

Главный воздушный боя разыгрался в небе над восточной частью фьорда, в районе Наусдаля. Окрестности этого небольшого городка стали немыми свидетелями трагической гибели многих самолетов и членов их экипажей.

Тяжело поврежденный самолет Смита медленно разворачивался в сторону моря. К этому времени Милсон уже дал в эфир предупреждение о появлении истребителей противника. Появившийся сзади одномоторный самолет был первоначально принят штурманом пайлот-офицером "Спайком" Холли за "Мустанг", однако разглядев "лоб" двигателя воздушного охлаждения, Холли понял, что минуты его сочтены. "Фоккер" стремительно приближался до тех пор пока не достиг дистанции, промахнуться с которой было невозможно. Сокрушительная очередь изрешетила штурманскую кабину, подбила левый мотор и ранила Спайка в ногу. Пули оборвали патронную ленту кормового "Браунинга" едва он успел сделать пару очередей. Крупный осколок влетел в пилотскую кабину, умудрился порвать рукав Смита, не ранив его самого, и сделать огромную дыру в лобовом стекле.

"Фокке-вульф" отвернул, причем по заявлению Холли ему также хорошо досталось. Детальная реконструкция боя у Форде-фьорда, произведенная в 1982 г. двумя норвежскими журналистами дает основание считать, что пули, выпущенные из пулемета Спайка поставили точку в карьере одного из лучших на тот момент асов JG 5 лейтенанта Рудольфа (Руди) Линца. К моменту гибели 28-летний немецкий летчик имел на своем счету 70 воздушных побед, одержанных главным образом на советско-германском фронте. Посмертно ас был награжден Рыцарским крестом. Насколько данная версия смерти Линца верна сказать трудно, т.к. спустя несколько мгновений в том направлении, куда ушел "фокке-вульф" Смит заметил тянущийся к земле "Бофайтер" австралийской эскадрильи. Пилоту последнего флайт-лейтенанту Макколу удалось выровнять самолет и совершить аварийную посадку на лед в устье фьорда. Оба члена экипажа попали в плен. Самолет Смита также начал терять высоту. Надежды дотянуть до "дома" не осталось. Мастерски посадив самолет в горной местности Смит все же не смог избежать плена – Холли был тяжело ранен и требовал помощи врачей.

"Мустанги" прикрытия не остались в стороне от боя. Их первая же атака завершилась уничтожением "фоккера", пилотировавшегося лейтенантом Карлом-Хейнцем Кочем. Летчик спасся на парашюте. Вскоре был сбит FW 190F8 обер-фельдфебеля Отто Лейбфрида. Раненный Лейбфрид сумел покинуть самолет и удачно приземлиться, но судьба ополчилась против него. Сев на труднодоступной местности он не смог самостоятельно спуститься в низину. Всю ночь местные жители наблюдали сигнальные ракеты, которые выпускал пилот, призывая на помощь. Его тело нашли лишь когда сошел снег.


Один из "Бофайтеров", совершивший вынужденную посадку 9.02.45

Тем временем избиение "Бофайтеров" продолжалось. Около Гаулара норвежцы наблюдали, как расстреливаемый в упор своим преследователем "Бью" пытался совершить аварийное приземление. Это ему удалось, однако пропахав по склону холма около 500 метров и столкнувшись с несколькими препятствиями, штурмовик лишился кабины. Оба члена экипажа – флайт-лейтенанты Линч и Найт – погибли. Не успел пилот "фокке-вульфа" унтер-офицер Хайнц Орловски порадоваться одержанной победе, как сам превратился в мишень для "Мустанга" сопровождения. Яростный воздушный бой, сопровождавшийся целым набором фигур высшего пилотажа закончился тяжелым повреждением обоих истребителей. Британский самолет врезался в склон горы (уорент-офицер Сесиль Цезарь погиб), немецкий же летчик смог покинуть кабину. Из-за малой высоты его парашют не успел раскрыться, но очередной каприз судьбы спас жизнь Хайнца – он упал в сугроб у подножья большой горы, хотя и серьезно пострадал. Курьезным был и характер ран. Орловски получил сильные ожоги ноги от ракетницы, самопроизвольно сработавшей когда он катился по склону. Был сбит "Мустангами" и самолет унтер-офицера Герберта Шафера, а сам он получил серьезные ранения.

Несмотря на ощутимые потери перехватчики продолжали преследование противника вплоть до береговой черты. Фельдфебель Артнер добился второй победы “завалив” "Бью" из 404-й эскадрильи. Экипаж погиб. Другой истерзанный “фоккерами” канадский штурмовик сумел сесть на лед, но в изрешеченной машине немцам удалось пленить лишь ее командира, флаинг-офицера Сэварда, т.к. штурман (флаинг-офицер Миддлетон) был убит еще в воздухе(см.ссылку №1). Еще несколько штурмовиков получили серьезные повреждения, однако всем им удалось достичь берегов "Альбиона". Наиболее впечатляет мужество экипажа австралийского "Бофайтера", который смог дотянуть до своей территории на одном поврежденном моторе, несмотря на ранения и временные потери сознания обоих членов команды. Впоследствии оба героя – флаинг-офицеры Спинк и Клиффорд были награждены крестами "За летные заслуги". Всего же аварийные посадки в Англии совершило шесть "Бью". Многие британские летчики были ранены.

Так завершились события дня, получившего в официальной истории Берегового командования Королевских ВВС название "Черная пятница". Вполне подходящее наименование для дня, в который были понесены максимальные за всю войну потери в одном групповом вылете. Казалось бы, как тут не начать верить в приметы!? Однако давайте, отбросив чисто западную любовь к парадоксам, совпадениям и аномалиям всех мастей, спокойно разберемся в событиях 9 февраля 1945 г.


Схема атаки 9.2.1945.



Результаты налета 9.02.1945 г

144-я эскадрилья
участвовало: 9
сбито в р-не цели: 1
сели аварийно на своей территории: 3
Потери членов экипажей: убито/попало в плен: --/3

404-я эскадрилья
участвовало: 11
сбито в р-не цели: 6
сели аварийно на своей территории: 1
Потери членов экипажей: убито/попало в плен: 11/1

455-я эскадрилья
участвовало: 11
сбито в р-не цели: 2
сели аварийно на своей территории: 2
Потери членов экипажей: убито/попало в плен: 2/2

489-я эскадрилья
участвовало: 1
сбито в р-не цели: --
сели аварийно на своей территории: --
Потери членов экипажей: убито/попало в плен: --/--

65-я эскадрилья
участвовало: 10
сбито в р-не цели: 1
сели аварийно на своей территории: --
Потери членов экипажей: убито/попало в плен: 1/--

ВСЕГО
участвовало: 42
сбито в р-не цели: 10
сели аварийно на своей территории: 6
Потери членов экипажей: убито/попало в плен: 14/5

Да, конечно, разница между достигнутыми результатами и потерями впечатляет. Но так уж ли были велики последние как может показаться на первый взгляд? Атаки крупных германских боевых кораблей в прибрежных водах и портах никогда не были простым делом. Здесь можно вспомнить и огромные потери, понесенные англичанами даже при ночных ударах по германской эскадре в Бресте, и многочисленные неудачные попытки палубной авиации нанести повреждения "Тирпицу". Случайным должно было казаться скорее удачное окончание операции, чем наоборот. Благоразумные британцы с конца 1939 г. вплоть до самого финала даже не пытались атаковать германские порты тактическими бомбардировщиками. Не вполне понятно, почему аналогичные ограничения не были наложены на атаки гаваней и якорных стоянок оккупированных немцами стран, ведь к 1944-1945 гг. они в отношении противовоздушной обороны нисколько не уступали аналогичным объектам на территории "фатерлянда"! Так что пенять лордам Адмиралтейства надо не на день недели, а на собственную тупость, непозволившую пересмотреть инструкцию 1942 г. издания.

Теперь взглянем на проблему с другой стороны – обратимся к статистике потерь Берегового командования, приведенной в небезызвестном исследовании С. Роскилла. Согласно ней всего в феврале 1945 г. было потеряно 18 самолетов – ровно столько же сколько в мае, боевые действия в котором продолжались лишь 8 дней. Потери же в другие месяцы намного опережали февраль: в январе 26 машин, 28 в марте, а в победном апреле германским зенитчикам и истребителям удалось “снять” аж 41 британский самолет! Если учесть, что на тот момент в составе Берегового командования было всего 10 эскадрилий штурмовиков, реальная численность машин в которых колебалась от 11 до 15, можно оценить английские потери примерно в треть численного состава. И это за один только месяц! Иными словами, Вторая мировая война была огромной мясорубкой и на земле, и на море и в воздухе, а день 9 февраля был лишь ее маленьким эпизодом.

Авиакрыло Даллачи ненадолго было выведено из боевых операций. Некоторым утешением для англичан было то, что этот период совпал по времени с нелетной погодой. Уже к концу месяца полеты возобновились и 26-го числа штурмовики 404-й эскадрильи тяжело повредили находившийся под немецким контролем норвежский танкер "Рогн". В следующем месяце авиакрыло потопило три и повредило два вражеских судна. Боевая работа продолжалась в нормальном ритме: полеты, атаки, потопления, потери, новые полеты...

Наш рассказ был бы неполным без описания судьбы "виновника несостоявшегося торжества", эсминца "Z 33". Спустя два дня после налета он был отбуксирован в Тронхейм и поставлен в док, который покинул лишь 26 марта. 2 апреля корабль прибыл в Свинемюнде, к тому времени уже прифронтовой город, подвергавшийся почти каждый день налетам советской или союзной авиации. По-видимому, ремонт повреждений, полученных силовой установкой, так и не был полностью окончен. Эскадренный миноносец не принял участия ни в одной боевой операции. Напротив, его использовали как плавучий склад запчастей. Часть экипажа была списана в морскую пехоту. 27 апреля фактически уже небоеспособный корабль был отправлен сначала в Киль, а затем, через Кильский канал в Куксхафен, где и капитулировал. Иными словами, повреждения, полученные в результате навигационной ошибки 7 февраля, заранее предопределили дальнейшее неучастие эсминца в войне. По итогам раздела бывших боевых единиц Кригсмарине корабль достался советскому ВМФ, и в начале 1946 г. под названием "Проворный" вошел в его состав. В 1958 г. эсминец переформировали в плавучую мишень и спустя три года потопили при выполнении боевых упражнений на Балтике.

Мирослав Морозов

(статья опубликована в журнале "История авиации" №1. 2 ...

Die uberwasserpiraten den Unterwasserpiraten Спасибо: 0 
Профиль
Ответов - 1 [только новые]


поручик Бруммель
администратор


Пост N: 270
Рейтинг: 0
ссылка на сообщение  Отправлено: 14.10.06 22:33. Заголовок: Морозов М. "Черная пятница” Берегового командования"


... 000 год)
для оформления статьи использовались материалы автора


Ссылка №1 Всем пятерым попавшим в плен англичанам посчастливилось дожить до дня Победы.


Die uberwasserpiraten den Unterwasserpiraten Спасибо: 0 
Профиль
Тему читают:
- участник сейчас на форуме
- участник вне форума
Все даты в формате GMT  3 час. Хитов сегодня: 45
Права: смайлы да, картинки да, шрифты да, голосования нет
аватары да, автозамена ссылок вкл, премодерация вкл, правка нет



Создай свой форум на сервисе Borda.ru
Текстовая версия