От Саламина до Мидуэя. История войны на море
От Саламина до Мидуэя. История войны на море
Вопросы М.Э. Морозову. Господа! Если вы имеете вопросы, касающиеся действий нашего флота и авиации в ВОВ , то можете задать их персонально Мирославу Эдуардовичу вот здесь

АвторСообщение
поручик Бруммель
администратор


Пост N: 282
Рейтинг: 0
ссылка на сообщение  Отправлено: 21.10.06 23:57. Заголовок: Морозов М. "Теория "фонаря"


Мирослав Морозов

Теория "фонаря" или нужно ли историкам знать историю?







Длительное общение с историками-любителями и редакторами научно-популярных изданий дало пищу для многих мыслей. Поскольку, как мне кажется, они могут представлять определенный интерес, решил изложить их в письменном виде. Хочу оговориться сразу: меньше всего мне хотелось бы кого-то обидеть, поскольку подавляющее число авторов авиационных журналов делают полезное и нужное дело, совершенно искренне любят авиацию и свою Родину. Однако, как известно, совершенству нет предела и потому критические замечания всегда били и всегда будут. Не берусь оценивать работы, посвященные истории авиационной техники, поскольку не являюсь в данном случае специалистом, рассмотрю лишь вопросы описания боевого применения ВВС и отдельных самолетов. Как говорил небезызвестный адмирал Макаров, "корабли строятся для пушек". Точно также для боя создаются и боевые самолеты. Самолет, не имевший боевого применения всегда будет вызывать меньше интереса, чем "самолет-солдат". Именно поэтому большинство авторов волей-неволей вынуждены высказываться по вопросам боевых действий.

Первое, что бросается в глаза при чтении большинства статей - незнание или весьма вольное использование военной терминологии. Почему-то считается, что называть фюзеляж "корпусом" нельзя, а эскадрилью "частью" или "соединением" можно! Может ли один самолет осуществлять групповой вылет? Глупый вопрос, подумаете Вы. Но скажите в таком случае, как два самолета могут осуществлять "операцию"? Откройте любой военный словарь или энциклопедию и посмотрите значение этого слова. Поймите, что обращение со словами, несущими строго определенную нагрузку (т.е. терминами) по принципу "от фонаря" дезинформирует читателя или даже вызывает чувство отвержения, даже если все остальное там верно. Характерный пример безграмотности аналогичного толка можно найти в истории ВОВ. Во время боев на одном плацдарме радист донес командованию обстановку: "Немцы обратно пошли!" С точки зрения русского языка - то, что немцы отступают. В последствии выяснилось, что на самом деле противник атаковал наши позиции повторно. Поверьте, много из того, что вы пишите читается именно так!

Никто не ждет от научно-популярного издания публикации строго научных статей с громоздким ссылочным аппаратом. Но почему считается, что указывать источник, откуда была взята фотография, нужно, а откуда взята цитата - нет? И фотография и цитата являются объектами интеллектуальной собственности, и давать ссылку на источник необходимо хотя бы только для того, чтобы не быть обвиненными в грубом плагиате! Совершенно необходимым представляется и список литературы. Его отсутствие порождает парадоксальные ситуации. Допустим, кто-то опубликовал статью, написанную на основе архивных материалов. Другому она не понравилась, и он посылает в редакцию статью-опровержение, написанную в лучшем случае на основе мемуаров и "политпросветской" литературы. Редактор, обрадованный тому, что завязалась дискуссия ставит материал в номер. Что должен думать читатель? Практика показывает, что обычный читатель верит тому, за кем осталось последнее слово...

Но это еще цветочки по отношению к главной проблеме - пониманию сути войны в воздухе. Создается впечатление, что подавляющее большинство авторов ее не понимают. Вывод об успешности или безуспешности действий делается исключительно на основе сопоставления потерь обеих сторон. В результате получается, что "советско-финляндскую войну в воздухе" мы проиграли, а уж о Великой Отечественной и вовсе говорить не приходится. Многие историки-любители подспудно ощущают, что в этой формуле что-то не так, но объяснить что именно не могут. Вместо этого они скатываются к набившей оскомину дискуссии о том кто и как подсчитывал воздушные победы. Но это не главное! Главным в любой нормальной армии считается выполнение боевой задачи, а они могут быть весьма разными.

У сухопутных войск два вида боевых действий: наступление и оборона. У ВВС их тоже два - самостоятельные и совместные действия. К самостоятельным относятся: нанесение воздушных ударов по тыловым объектам противника, прикрытие тыловых объектов, борьба за господство в воздухе. Их всех этих подвидов лишь успешность последнего может оцениваться через соотношение потерь самолетов. К совместным относятся: нанесение ударов по войскам (флоту) противника, прикрытие своих войск от таких же ударов, разведка в интересах войск или ВМФ. Иными словами, если группа штурмовиков нанесла результативный удар по танковой колонне, то задача считается выполненной даже несмотря на то, что прикрывающие истребители понесли потери в воздушном бою 10:1. Почему-то это постоянно упускается из вида. Иногда приходится читать: "Немецкие истребители использовали тактику охотников, что было более правильным, чем советская пассивная тактика, когда истребители только прикрывали объекты и ударные самолеты". Господа, помилуйте, но ведь именно благодаря подобной "правильной" тактике противника нашим ВВС удавалось наносить ощутимые потери вражеским наземным войскам даже в тяжелейшем 41-м году, когда господство в воздухе было явно не на нашей стороне. Тому есть тьма подтверждений в немецкой исторической литературе. Что касается хваленых финских ВВС, то очень характерными являются следующие строки из мемуаров финского солдата: "Утром, когда мы шли на работу, в небе показались 3 вражеских самолета (напрасно подчеркивать , что самолеты вражеские, ибо за всю войну мы только раз видели финский самолет)...", "...я сравнивал вооружение противника с нашим. Артиллерии у врага было очень много, с нашей не сравнишь... Я видел сотни самолетов неприятеля, а своего ни одного. Танков у противника было несчетно, а ни одного финского я за всю войну не встретил. Я ненавидел военную пропаганду. Нас заставляли верить в то, что армия врага всего лишь шайка одетых в лохмотья людей". (Принимай нас Суоми - красавица. "Освободительный" поход в Финляндию 1939-1940 гг. Спб., 2000 г. С. 137, 138.)

Таким образом, совершенно не оправдывая совершенных ошибок и напрасных потерь, хочется возразить тем, кто считает немецкую концепцию применения ВВС более правильной. Да, они наносили нам изрядные потери, зачастую "выбивали" целые части или даже соединений, но делали это, как правило, не там, где у нас было все прикрыто и схвачено - на направлении главного удара, а где-то на оселке, где им было удобней. Честно говоря, такая концепция чем-то напоминает поведение пьяницы, который ищет ключи не там, где уронил, а у фонаря, где светлее.

Познания в области военного искусства ВВС у большинства историков-любителей не выходят за пределы тактики воздушного боя низших подразделений. Многие могут часами рассказывать о преимуществе вертикального маневра перед горизонтальным, но сразу замолкают, если требуется оценить организацию боевых действий силами полка или дивизии. Точно такая же картина и в персоналиях. Все пишут о знаменитых асах, но крайне редко о тех, кто командовал соединениями или объединениями. Деятельность штабов люди не представляю вообще. Подумайте, кто бы знал о новых тактических приемах, придуманных Мёльдерсом, Сафоновым, Покрышкиным и т.д., если бы не штабы и командующие, которые поняли, оценили и распространили опыт асов на все ВВС, вложив его в боевые уставы и инструкции? К сожалению, даже те, кто имеет доступ к боевым документам того времени совершенно не пытаются проанализировать их и традиционно объясняют причины всех успехов и неудач подготовкой летчиков или, в лучшем случае деятельностью какого-то "безымянного" командования. Однажды я задал вопрос одному достаточно известному исследователю: "Как организовывалось взаимодействие нашей авиации и наземных войск?" Ответ поразил меня своей глубиной и лаконичностью - "Очень плохо!" На самом же деле данная сентенция в большей степени применима к познаниям в области военного искусства самого уважаемого метра.

Господа, может хватит пользоваться принципом "от фонаря" и заниматься изобретением велосипедов? Может стоит прекратить плестись в хвосте сюжетного стереотипа шоресовских и других западных книг? Может нужно почитать что-нибудь развивающее, задаться вопросами как происходило то, как осуществлялось другое, почему все происходило так, а не иначе и найти на них ответы?

Если Вы зададитесь подобной целью, Ваши исследования станут гораздо продуктивнее, а читатели наконец-то получат достойную научно-популярную литературу.

Мирослав Морозов

(статья опубликована в журнале "Авиамастер" №3. 2002 год)


Die uberwasserpiraten den Unterwasserpiraten Спасибо: 0 
Профиль
Новых ответов нет


Тему читают:
- участник сейчас на форуме
- участник вне форума
Все даты в формате GMT  3 час. Хитов сегодня: 43
Права: смайлы да, картинки да, шрифты да, голосования нет
аватары да, автозамена ссылок вкл, премодерация вкл, правка нет



Создай свой форум на сервисе Borda.ru
Текстовая версия