От Саламина до Мидуэя. История войны на море
От Саламина до Мидуэя. История войны на море
Вопросы М.Э. Морозову. Господа! Если вы имеете вопросы, касающиеся действий нашего флота и авиации в ВОВ , то можете задать их персонально Мирославу Эдуардовичу вот здесь

АвторСообщение
поручик Бруммель
администратор


Пост N: 899
Рейтинг: 1
ссылка на сообщение  Отправлено: 06.09.08 15:24. Заголовок: Галыня В. “Адъютант” Его Превосходительства или история о трех адъютантах"


Виктор Галыня

“Адъютант” Его Превосходительства,
или История о трех адъютантах



Адъютант (нем. Adjutant) – офицер, состоящий при начальнике для различных поручений.
Большой энциклопедический словарь, 1997 г.



Вершиной рейдерской деятельности германского вспомогательного крейсера “Pinguin” под командованием капитана цур зее Эрнста-Феликса Крюдера стал захват 14 января 1941 г. практически всего норвежского китобойного флота, находившегося в антарктических водах. В руки немцев попали китобойные базы “Ole Wegger” и “Pelagos”, судно снабжение “Solglimt”, на которых находилось около 20500 тонн китового жира, стратегического продукта, необходимого для производства маргарина, и 11 китобойцев. Крюдер, славившийся умением принимать нестандартные решения, оставил при рейдере одно из этих маленьких суденышек в качестве разведчика, планируя в будущем использовать его еще и в качестве минного заградителя Так в составе Кригсмарине появился “Adjutant” – корабль, которым за его короткую карьеру по какой-то странной прихоти судьбы командовали два офицера, имевших должность одинаковую с его названием .

***

15 июня в 1940 г. для действия на торговых коммуникациях союзников в мировом океане вышел вспомогательный крейсер “Pinguin”, носивший в германском флоте обозначения HSK-5 и “Schiff-33”(См.ссылку №1). Командовал им 42-летний капитан цур зее Эрнст-Феликс Крюдер. До конца года рейдер потопил и захватил 11 торговых судов в Индийском и Тихом океанах. Кроме этого, он и вспомогательный минный заградитель “Passat”(См.ссылку №2) выставили минные заграждения у берегов Австралии, также нанесшие урон судоходству союзников.

1.
Рис.1 Рейдер “Pinguin”, замаскированный под греческое судно “Kassos”. Фотография сделана 18.7.1940 г. в Центральной Атлантике с борта подводной лодки UA.

В конце 1940 г. крейсер вышел в Атлантический океан. Согласно секретным инструкциям, полученным еще перед выходом в море, ему предстояло захватить норвежские китобойные флотилии, которые по данным разведки промышляли в Южной Атлантике. Памятуя именно об этом задании, Крюдер в свое время присвоил кораблю название “Pinguin”. Поиски осложнялись постоянными туманами и проходили среди плавающих льдов. 22 декабря, в тот день когда капитан-цур-зее узнал о присвоении ему Рыцарского креста, радисты перехватили сообщения, которыми обменивались норвежские суда. К 29 декабрю немцы определились с местом нахождением китобойного флота в районе южнее о. Буве, однако Крюдер решил не атаковать, так как из радиопереговоров стало понятно, что китобои ждут прихода танкера.

2.
Рис.2 Капитан цур зее Эрнст-Феликс Крюдер.

13 января 1941 г., когда рейдер находился в 70 милях от китобойной флотилии, из перехваченных сообщений стало ясно, что пришло судно снабжения. Крюдер дождался ночи, и с наступлением новых суток в точке с координатами 57°45' ю.ш. и 02°30' з.д. захватил ничего не подозревающие китобойную базу “Ole Wegger” (12.201 брт), пришвартованное к ней судно снабжение “Solglimt” (12.246 брт) и 4 из 7 китобойцев базы (“Pol” VIII, IX, X и “Torlyn”). Еще три (“Pol” VII, “Globe” VIII и “Thorarinn”) сумели скрыться. Рейдер не смог помешать им, так как в этот момент потерял ход из-за того, что треснула крышка одного из цилиндров дизеля. К вечеру этого дня та же участь постигла базу “Pelagos” (12.083 брт) и семь ее китобойных судов (“Star” XIV, XIX, XX, XXI, XXII, XXIII и XXIV), находившихся к востоку от “Ole Wegger” (58º21' ю.ш. и 02º 56' в.д.). Третья база “Thorshammer”, получив информацию от сбежавших китобойцев, сумела ускользнуть вместе со всей своей флотилией.

Командовать призовой командой по захвату китобойцев из флотилии “Ole Wegger” Крюдер поручил своему адъютанту – совсем юному лейтенанту цур зее резерва Гансу-Карлу Хеммеру. Юный офицер очень волновался. Вспомнив все то, что изучил в школе, он взял картонку и написал на ней по-английски: “Я энсин Хеммер – офицер германского военно-морского флота. Ваш корабль захвачен. Не оказываете сопротивления, команде оставаться на своих местах”. Повесив ее на шею и возглавив команду из 18 моряков, лейтенант помчался брать на абордаж норвежские корабли. Взобравшись на ближайший китобоец “Pol IX”, Ганс-Карл вошел в каюту спящего капитана и разбудил его. Представьте себе степень удивления Бьярне Крога Андерсена, когда он проснувшись посреди ночи у себя в каюте в тысячах миль от Европы, увидел перед собой немецкого офицера с пистолетом в одной руке и фонариком в другой, а также с картонной табличкой на шее!

3.
Рис.3 Офицеры вспомогательного крейсера “Pinguin”. В центре – командир корабля капитан цур зее Эрнст-Феликс Крюдер; крайний справа во втором ряду – лейтенант цур зее Ганс-Карл Хеммер.

Теперь предстояло доставить все это богатство в рейх. Германия весьма нуждалась в китовом жире, а китобойцы можно было ввести в состав Кригсмарине в качестве противолодочных кораблей или тральщиков. Внушительный караван, ведомый “Pinguin”, растянулся на несколько миль. Хеммер, подняв флаг на “Pol IX”, получил под свое командование целую флотилию китобойцев в количестве 11 судов. Почти две недели ушло на то, чтобы определиться, кого отправить с захваченными кораблями, и снабдить их припасами. Призовой команды самого рейдера не хватило для обеспечения плавания всех судов. Узнав о блестящем успехе Крюдера и нехватке экипажей для захваченных судов, Руководство войной на море (РВМ) приказало ему идти в точку “F” зоны “Андалузия” (27° ю.ш., 12° з.д.) для встречи с танкером “Nordmark”, на котором “карманный линкор” “Admiral Scheer ” оставил призовые команды. Придя в указанное место 15 февраля капитан-цур-зее обнаружил там не только танкер, но и захваченный “Admiral Scheer ” британский рефрижератор “Duquesa ”. 17 февраля туда же заявилось судно снабжения “Alstertor”, привезшее для “Pinguin” почту, новый гидросамолет, торпеды, продовольствие и новую печь для камбуза. Теперь в “Андалузии” собрался целый флот! Вскоре призы направились в Европу. Десять китобойцев уходили группами по двое(См.ссылку №3). Одиннадцатый, уже упоминавшийся “Pol IX”, остался в качестве разведчика при рейдере, получив при этом наименование “Adjutant”. Командиром новой боевой единицы Кригсмарине Крюдер назначил своего адъютанта Хеммера. Юный офицер чрезвычайно гордился оказанным ему доверием.

“Pol IX” принадлежал норвежской компании “Поларис” (владельцы “Мельсом & Мельсом” из Ларвика) и представлял собой типичное китобойное судно грузоподъемностью 354 брт с гарпунной пушкой на носу. Его построили на английской верфи “Смитс Док” в Мидлсбро в 1937 г. Для охоты на китов на нем размещалось 13 человек. После присоединения к рейдеру никакого вооружения на нем не установили.

4.
Рис.4 “Adjutant” подходит к борту “Pinguin”.

После ухода последнего приза, капитан-цур-зее отправил в Индийский океан “Alstertor” и “Adjutant”, а сам по приказу РВМ пошел на встречу с рейдером “Kormoran” под командованием фрегаттен-капитана Теодора Детмерса, которая произошла 25 февраля. Расставшись с ним на следующий день, “Pinguin” направился в Индийский океан, догнав по пути своих спутников. Небольшой отряд германских кораблей пошел к безлюдному острову Кергелен, где по планам командования должно было состоятся рандеву с еще одним германским вспомогательным крейсером “Komet” под командованием контр-адмирала Роберта Айссена. Рейдеры встретились в 10.50 12 марта, приблизительно в 120 милях к востоку от Кергелена. Хеммер, тем временем, производил разведку различных заливов острова, дабы его флагман не повторил судьбу вспомогательного крейсера “Atlantis”, севшего в этих местах на камни и едва не прервавшего свою карьеру. “Komet” ушел 14 марта. Тогда Ганс-Карл и не предполагал, что через некоторое время его судьба будет связана с этот кораблем и его командиром.

5.
Рис.5 Рейдер “Komet”, замаскированный под японское судно «Manyo Maru», 1940 г.

Немецкие корабли оставались в заливе Газелле у заброшенного поселка французских китобоев Порт-Кувре еще в течение одиннадцати дней(См.ссылку №4). За это время “Adjutant” подготовили для минной постановки, которую Крюдер планировал провести у входа в индийский порт Карачи, который являлся конечной точкой маршрута британских войсковых транспортов знаменитых лайнеров "Queen Mary" и "Queen Elizabeth".

25 марта “Alstertor” направился в секретную точку “Георг” для свидания с рейдером “Orion”, а “Pinguin” в компании с “Adjutant” ушел на север к коралловому рифу Сайя де Малья возле о. Маврикий, а затем еще дальше – к Сейшельским о-вам. По пути корабль Хеммера, как и ранее, выполнял функции разведчика для крейсера, действуя отдельно. Оба корабля перекрывали полосу шириной приблизительно 150 миль.

24 апреля “Adjutant” находился в поиске, удалившись на приличное расстояние от “Pinguin”, исследуя воды к северу от острова Маэ (Сейшельские о-ва). В 8 часов утра внезапно всего на расстоянии десять миль наблюдатели заметили большой пароход, шедший обратным курсом. Как выяснилось позже, им оказался английский транспорт “Empire Light” (6828 брт), принадлежавший Британско-Индийской пароходной компании. Он направлялся из Мадраса в Дурбан с грузом руды и кож. Из-за столь поздно обнаружения, все, что смог сделать лейтенант, это резко отвернуть и попытаться скрыться. После Хеммер вспоминал, что очень сильно волновался, так как не знал, как отреагирует британский капитан на китобойное судно в этой части Индийского океана. Он сообщил о курсе и скорости корабля Крюдеру, и затем держался ниже линии горизонта, следую за неизвестным транспортом. “Pinguin” из-за проблем с подъемом гидросамолета появился только в 02.00 следующего дня. В 05.15 прогремел первый и единственный залп, оказавшийся очень удачным – была сбита мачта с радиоантенной и получила повреждения рулевая машина британского судна. В итоге в 06.00 с рейдера передали поздравления Крюдера: “Adjutant” выполнил свою работу великолепно!” Однако из разговора со штурманом “Pinguin” Михаэльсеном, молодой офицер понял, что ему несказанно повезло, так как британский капитан рассказал, что видел китобой, и раздумывал весь день, должен ли он сообщить об этом по радио.

6.
Рис.6 Вспомогательный крейсер “Pinguin”, 1941 г.

После потопления “Empire Light” германские корабли пошли на север, держа расстояние между собой в 50 миль. Крюдер вернулся к мысли выставить минное заграждение у Бомбея. Помня об успешных действиях танкера “Passat” в австралийских водах, он планировал использовать для этого танкер. Командир “Pinguin” потребовал у РВМ, что бы ему предоставили для этих целей приз рейдера “Atlantis” ех-норвежский “Ole Jacob”, однако получил отказ.

27 апреля установили контакт еще с тремя судами, из которых не повезло “Clan Buchanan” грузоподъемностью 7266 брт, атакованному в 05.15 утром следующего дня. Этот корабль принадлежал британской компании “Кайзер Ирвин”. Обстрел продолжался около 10 минут. За это время артиллеристы рейдера добились попаданий в мостик и уничтожили кормовое 120-мм орудие. “Adjutant” сумел отличиться и здесь, выловив из воды несколько мешков, содержащих коды, почту. Среди них находились вахтенный журнал крейсера Его Величества “Hawkins” и список судов, погибших на минах, выставленных “Pinguin” и “Passat” у побережья Австралии в 1940 г. Транспорт шел из Дурбана в Мадрас с военными грузами. Из-за полученных повреждений, использовать его в качестве минного заградителя оказалось невозможным. После перевода команды на борт “Pinguin” судно отправили на дно с помощью подрывных зарядов. Это произошло приблизительно в трехстах милях к северу от рифа Сайя де Малья.

Казалось, что все складывалось как нельзя лучше, но Крюдера очень беспокоил тот факт, что “Clan Buchanan” успел подать по радио сигнал о помощи. Хотя офицер-радист Карл-Хайнц Брунке по прозвищу “Чарли” уверял его, что сообщение слишком слабое и никто его не услышал, опытный командир понимал, что удача не может длиться бесконечно, а сейчас его корабли забрались практически в пасть британского льва, находясь поблизости от пяти военно-морских баз противника(См.ссылку №5). Поэтому, капитан цур зее решил заранее отослать “Adjutant” в точку “Файльхен” (14° ю.ш., 73° в.д.) района “Сибирь”, куда по его запросу для передачи пленных, РВМ направил судно снабжения “Alstertor”. После получения рейдером подтверждения о том, что оно придет туда 8 мая, в 20.30 29 апреля Хеммер по радио получил приказ идти в “Файльхен”. Это оказалось последнее сообщение, полученное с флагманского корабля.

Плавание прошло благополучно, и уже вскоре команда бывшего китобоя в ожидании в назначенном месте “Pinguin” и “Alstertor” развлекалась купанием и ловлей акул. 8 мая пришло судно снабжения, а на следующий день Хеммер с грустью из радиосообщения британского Адмиралтейства узнал о гибели “Pinguin” сутками ранее. Дурные предчувствия не зря беспокоили Крюдера. После непродолжительного артиллерийского боя с британским тяжелым крейсером “Cornwall” рейдер погиб от детонации 130 мин заграждения, вызванной попаданием 203-мм снаряд в минный отсек. Лейтенант построил свою маленькую команду и объявил это печальное известие. Теперь необходимо было решить, что делать дальше. РВМ направил в “Файльхен” “Kormoran” для снабжения припасами и топливом “Adjutant” и “Alstertor”. После этого Детмерс мог оставить китобойца при себе, либо отправить его к уже упоминавшемуся “Komet”.

7.
Рис.7 Первый командир “Adjutant” лейтенант Ганс-Карл Хеммер – один из самых молодых офицеров германских вспомогательных крейсеров.

“Kormoran” появился в точке сбора 14 мая. Детмерс сразу заявил Хеммеру, что в его тактике нет места для корабля-разведчика, и поэтому тот после заправки должен уйти на соединение с “Komet”, командир которого пожелал иметь при себе минный заградитель. Расставшись на следующий день с “Kormoran” и “Alstertor”, китобоец направился в точку с координатами 25°53’ ю.ш., 90°11’ в.д.(См.ссылку №6) Ганс-Карл волновался, что топлива может не хватить. В итоге из-за плохой погоды “Adjutant” опоздал на один день и появился в назначенном месте утром 21 мая. Хеммер позднее вспоминал, как он довольный тем, что сумел добраться без происшествий, приветствуя Айссена приказал поднять сигнал подписанный “Командир командиру”. На что получил в ответ холодный душ: “Ваш сигнал следует читать “Командир адмиралу”. Где Вы были так долго? Подойти к борту немедленно!”. Юного офицера просто ошарашил подобный резкий прием. Затем “Komet” для экономии топлива взял нового спутника на буксир. После бесцельного полугодичного пребывания в Индийском океане, рейдер, обзаведшийся своеобразным “адъютантом”, собрался вернуться в более удачливые для него тихоокеанские воды(См.ссылку №7).

8.
Рис.8 “Adjutant” подходит к борту “Komet”.

9.
Рис.9 Р. Айссен наблюдает за буксировкой “Adjutant”.

24 мая буксир оборвался, в результате чего получила повреждение якорная цепь “Adjutant”. Так как погода не улучшалась, то Айссен решил провести его обследование в дрейфе. На китобой отправились специалисты с рейдера, а Хеммер прибыл для разговора с командиром “Komet”. После докладов подчиненных, контр-адмирал отдал приказание – для осуществления “Adjutant” операции по минированию новозеландских портов, немедленно начать работы по полной переборке его машины и рулевого устройства, установке вооружения, дополнительного навигационного оборудования, аппарата для постановки дымовой завесы, полной заправке топливом, водой и провиантом. Также необходимо было выгрузить 12 северно-поляризованных мин ТМВ, оставшихся со времен совместных действий с “Pinguin”, а взамен получить с “Komet” 20 южно-поляризованных. Кроме того, Айссен приказал заменить двух машинистов с “Adjutant”, так как на нем не оказалось специалистов по котлам и паровым машинам. Все эти действия выполнялись силами экипажа рейдера, так как команда разведчика в тот же день перешла на борт “Komet” для отдыха.

10.

11.

Рис.10 и 11 Вспомогательный крейсер “Komet”, замаскированный под японское судно “Tokyo Maru”. Фотографии сделаны в июле 1941 г. во время рандеву с судном снабжения “Anneliese Eßberger ”.

После такой запоминающейся встречи с новым командиром, Ганс-Карл захандрил. В свое время Крюдер дал ему большую свободу в действиях, а Айссен, и особенно первый офицер Йозеф Хушенбет, жестко контролировали действия Хеммера и его людей. Расслабившейся за время самостоятельного плавания команде “Adjutant” пришлась не по вкусу строгая дисциплина, царившая на “Komet”. Всякие мелкие бытовые мелочи также не давали лейтенанту повода для радости – бывших моряков с “Pinguin” расквартировали, с его точки зрения, в помещениях с минимальными удобствами, а ему самому, несмотря на статус командира корабля, пришлось делить каюту с одним из офицеров рейдера.

За это время гарпунную пушку на баке заменили древним 60-мм орудием, числившимся на вспомогательном крейсере в качестве сигнального. Первоначально оно использовалось как десантное вооружение для весельного баркаса еще кайзеровского флота. Кроме этого установили две авиационные 20-мм пушки, ранее принадлежавшие корабельному гидросамолету “Арадо”, разбившемуся во время аварии еще в прошлом году(См.ссылку №8). На “Adjutant” перегрузили боезапас – 260 60-мм и 2000 20-мм снарядов. Пригодился и дальномер, снятый с потопленного в 1940 г. совместно с “Orion” британского рефрежираторно-пассажирского судна “Rangitane”. Работы шли днем и ночью. 26 мая испортилась погода и пришлось рубить буксировочные концы. К этому времени успели полностью закачать топливо в количестве 112 т. Минный заградитель дрейфовал, а рейдер держался рядом.

12.
Рис.12 “Adjutant” замаскированный под японский китобой.

13.
Рис.13 Заправка топливом с борта “Komet”.

На следующий день соединение восстановили, при этом маневр оказался не из легких в связи со свежей погодой. Контр-адмирал обратился с речью к экипажу “Adjutant”, который, по его воспоминаниям, произвел на него хорошее впечатление. После полудня команда вернулась на свой корабль. В тот же день опробовали 60-мм орудие. Все припасы для самостоятельного плавания сроком два месяца, за исключением воды, уже находились на борту. Оставалось доделать мелочи в машине, а также заменить мины.

28 мая погода стала еще хуже. После двух обрывов шлангов удалось таки закачать воду (всего 50 т), однако замену мин произвести не удалось. Для проверки машины Айссен приказал Хеммеру развести пары и до следующего утра следовать самостоятельно рядом с рейдером. Кроме этого, лейтенант получил от контр-адмирала письменный приказ на предстоящую операцию следующего содержания:

Командир “Schiff 45” на борту, 28 мая 1941 г.
B.Nr.Gkdos 74/41

Совершенно секретно!
Оперативный приказ для “Adjutant”

1. Расположение противника: считаться с возможностью воздушной разведки у побережья и до 400 миль мористее.
Крейсер “Sydney” предположительно в Перте. Предположительно, кроме “Perth”, остальные австралийские ВМС – в австрало-новозеландских водах.
2. Минная опасность: кроме установленных “Schiff 33” и “Schiff 36”(См.ссылку №9) заграждений – не известна. Считаться с возможностью патрулирования гаваней береговой охраной.
3. План: “Schiff 45” буксирует “Adjutant” до широты южнее Новой Зеландии. При подходящей погоде – замена мин. Южнее Новой Зеландии – самостоятельно для проведения минной операции у Литтелтона и Веллингтона. После выполнения задания двигаться в точку встречи по пеленгу 200° в 400 милях от точки “Комет Пункт “Х”. Координаты точки встречи считаются от точки расхождения и будут еще уточнены. Там будет обновлено оснащение и получены дальнейшие инструкции. После выполнения задания на пути к точке встречи избегать встреч с любыми судами, крейсерскую войну не вести. В случае, если после выполнения задания, корабль будет обнаружен вражескими ВВС и соприкосновение будет длительным, радировать об этом, чтобы изменить точку встречи.
4. Радио: согласно спецприказу.
5. При столкновении с противником: если в случае боевого столкновения “Komet” с противником будете на достаточном расстоянии, идти экономичным ходом (7 уз) в точку встречи. Там ждать 2 суток. Если “Komet” не придет – пытаться достичь Японских островов.
6. В случае вероятного поражения: при опасности захвата противником корабль своевременно затопить, перед этим уничтожив операционный приказ и др. секретные материалы.
При допросе в плену говорить, что “Adjutant” приписан к погибшему вспомогательному крейсеру “Pinguin”. Ни в коем случае не разглашать, что работал вместе с “Komet”.
При невозможности встречи с “Komet” пытаться достичь японских портов (или атоллов). Экономно использовать топливо, воду, точно распределять материалы и продукты.

Подписано: Айссен.


Все последующие дни заградитель для экономии топлива снова шел на буксире у рейдера. Удалось заменить мины, и теперь “Adjutant” оказался полностью готовым к походу. За это время команда закамуфлировала его под японский китобой. “Komet” тоже маскировался под японское судно, так что теперь со стороны выглядело, что он буксирует потерявший ход китобой в Японию. 10 июня на заградителе получила сильные повреждения одна буксирная стойка и Айссен приказал Хеммеру следовать отдельно. В тот же день контр-адмирал принял решение дозаправить “Adjutant” и готовить его к уходу. В 14.45 заградитель стал к правому борту рейдера и на него закачали дополнительно еще 30 тонн топлива, заполнив топливную цистерну полностью. В 17.00 корабли продолжили движение раздельно.

11 июня в 09.30, когда корабли находились южнее о. Тасмания, Роберт Айссен решил отпустить “Adjutant” и дал приказ остановиться. С “Komet” спустили катер на воду. Когда тот подошел к борту заградителя, выяснилось, что злой рок нанес Хеммеру еще более жестокий удар. Командиром на время проведения операции был назначен более опытный офицер – обер-лейтенант Вильфрид Карстен, исполнявшего на “Komet” обязанности минера. Расстроенный донельзя Ганс-Карл получил только должность штурмана. Масло в огонь подлило еще и то, что Карстен являлся адъютантом контр-адмирала. Так в этой истории появился уже третий (!) адъютант. Вместе с ней на заградитель перешли двое старшин – специалистов по минным постановкам.

В 11.25 “Adjutant” расстался с рейдером и отправился для выполнения своего опасного задания. “Komet” же двинулся на северо-восток в район “Бальбо” (29 ю.ш., 152 з.д.) для встречи с судном снабжения “Anneliese Eßberger ”. Вновь им предстояло встретиться 28 июня, 1 или 3 июля в точке, расположенный в 200 милях от острова Чатем по курсу 235°. 3 июля – крайний срок, возможный при неблагоприятных условиях. После него разрешалось пользоваться радио.

14.
Рис.14 Вспомогательный крейсер “Komet”.

С началом операции Хеммер опять ощутил последствия изменения своего статуса. Карстен занял под свою каюту относительно удобную радиорубку, а Гансу-Карлу пришлось ютиться на камбузе. Все это, в свою очередь, вызвало глухое недовольство у экипажа “Adjutant”, который обожал своего лейтенанта. Некоторые горячие головы даже предлагали выбросить нового командира за борт. Несмотря на нервную обстановку, плавание прошло без приключений, за исключением начавшихся проблем с машиной. 20 июня в 13.20 по правому борту открылись о-ва Окленд. Через четыре дня в 16.00 обер-лейтенант приказал повернуть на запад и идти курсом 267° к побережью о. Южный. Во избежания захвата корабля новозеландской береговой охраной его заранее приготовили к затоплению.

По плану Айссена, вначале предстояло выставить заграждение I у Литтелтона. В 21.30 открылся маяк на мысе Годли-Хэд у северного входа в порт. Хотя ночь была темной из-за новолуния, но яркий луч прожектора освещавший отмели у мыса Бэлин-Пойнт, а также хорошо видные навигационные огни аэродрома, расположенного неподалеку в Крайстчерче, помогли сориентироваться. Несмотря на военное время, режим светомаскировки не соблюдался. Все это позволило немецким морякам справиться с поставленной задачей. В полночь, когда заградитель находился в трех милях от Годли-Хэд, обер-лейтенант отдал приказал начать постановку. Первая мина ушла за борт в 00.07, десятая – в 01.22. Глубина их постановки составляла 16,5 – 22 м. Все это время “Adjutant” шел со скоростью 7 узлов. Затем Карстен приказал лечь на курс 50°. После 02.00, еще раз изменив курс, маленький кораблик пошел со скоростью 10 узлов. Вскоре на юго-востоке сигнальщики заметили огни какого-то судна.

15.
Рис.15 Схема минной постановки у Литтелтона.

К рассвету заградитель уже находился в 60 милях от берега и шел в сторону пролива Кука. Стояла отличная погода, слева по борту в лучах солнца сверкали высокие заснеженные вершины гор. Вся эта картина, как отметил один из немецких моряков, напоминала восход солнца на Боденским озером. Следующее задание было гораздо более сложным. Теперь предстояло выставить оставшиеся 10 мин на подходах к порту Николсон у Веллингтона, который охранялся гораздо лучше(См.ссылку №10). Карстен решил этой же ночью добраться туда, пока в Литтелтоне не объявили тревогу. В связи с этим, он не стал удаляться на безопасное расстояние в 150-200 миль, а продолжал держаться в 60 милях от берега. Тем временем стук в подшипнике шатуна цилиндра высокого давления становился все сильнее и сильнее.

Постановка заграждения II по плану начиналась в 23.30, поэтому с 16.15 сбавили ход с 10 до 7 узлов, чтобы не придти раньше срока. Как и в первый раз, ярко горевшие береговые навигационные огни помогли сориентироваться. В 21.00 на “Adjutant” увидели свет маяка на Баринг-Хэд, а через час он уже подходил к мысу Пенкарроу-Хэд. Наступил самый ответственный момент. Вход в гавань освещалась двумя прожекторами, установленными на мысах Палмер и Пенкарроу. Вот тут все и пошло наперекосяк. События развивались очень динамично. В 23.12 последовал запрос от Баринг-Хэд. Карстен приказал на него не отвечать и, развив полный ход, приготовится к началу постановки, хотя расчетное место еще не было достигнуто. После этого береговой прожектор осветил “Adjutant”. На нем на всякий случай приготовили к подъему военно-морской флаг. В 23.16 первая мина ушла в воду. В 23.20, при постановке четвертой мины, прожектор вновь обнаружил заградитель. Обер-лейтенант приказал поставить дымовую завесу. После этого выставили пятую и шестую мины. Под прикрытием завесы германский корабль резко отвернул и четыре оставшиеся мины положил вторым рядом почти параллельно первому. В 23.28 выставили последнюю, десятую, мину, и через две минуты Карстен приказал выключить дымовое оборудование, так как корабль оказался полностью скрыт завесой от вражеского наблюдения. Из-за спешки на этот раз глубина постановки колебалась от 26 до 33 метров. После этого заградитель полным ходом направился в сторону Баринг-Хэд. В своем рапорте обер-лейтенант, описывая последующие действия кора ...

Die Uberwasserpiraten den Unterwasserpiraten Спасибо: 0 
Профиль
Ответов - 1 [только новые]


поручик Бруммель
администратор


Пост N: 899
Рейтинг: 1
ссылка на сообщение  Отправлено: 06.09.08 15:24. Заголовок: Галыня В. “Адъютант” Его Превосходительства или история о трех адъютантах"


... блей береговой охраны, делает вывод о том, что в момент постановки заградитель был ими обнаружен. На самом деле же оказалось, что новозеландцы и не подозревали о существовании минных банок вплоть до окончания войны, пока им в руки не попали официальные документы Кригсмарине. За четыре последующих военных года на обоих заграждениях не пострадало ни одного корабля союзников, хотя их количество исчислялось сотнями. Нулевую результативность этой дерзкой и опасной операции сегодня объясняют дефектами магнитных мин.

16.
Рис.16 Схема минной постановки у порта Николсон.

Но тогда ни Карстен, ни Хеммер и не подозревали о том, что всех усилия окажутся бесплодными. После прохождения Баринг-Хэд, в 01.30 26 июня заградитель ходом в 12 узлов пошел в восточном направлении для соединения с “Komet”. Но уже в 04.40, когда он находился всего в 70 милях от Веллингтона, произошла поломка машины, и корабль остановился. При этом радист зафиксировал оживленные переговоры между новозеландскими военно-морской базой и близлежащими аэродромами. Не трудно представить, что почувствовали немецкие моряки. После ремонта машина заработала, но при этом сильно стучала. Следующий ночью моряки еще раз попытались ее починить, но опять неудачно. Карстен решил использовать то обстоятельство, что в все это время дул сильный восточный ветер и приказал сделать из брезента паруса. Это позволило развить ход всего лишь в полтора-два узла, едва достаточный для управления кораблем. Команда продолжала трудится над ремонтам машины не покладая рук, и кое-как смогла починить его. Остаток пути пришлось преодолевать под парусом, или включать в машине только цилиндры среднего и низкого давления. При этом скорость хода не превышала 8-9 узлов. Долгожданное рандеву состоялось с рейдером 1 июля в назначенной точке к северо-востоку от о. Чатем.

В 07.25 сигнальщики на марсе “Komet” обнаружили неизвестное судно с левого борта по корме. Рейдер увеличил ход и пошел в ту сторону. Вскоре его опознали как “Adjutant”. В 08.10 Карстен семафором доложил о выполнения задания. Для торжественной встречи свободная вахта выстроилась по правому борту вспомогательного крейсера и трехкратным “Зиг Хайль” приветствовала прошедший вдоль борта заградитель. В 08.20 командир “Adjutant” поднялся на борт “Komet” и доложил контр-адмиралу о результатах похода. Выяснилась, что энергетическая установка бывшего китобоя пришла в полную негодность и не подлежала ремонту. Это обстоятельство и поставило крест на судьбе “адъютанта” двух рейдеров. Айссен сразу же принял решение снять с заградителя вооружение, приборы, припасы, ценные вещи и затопить его, отметив при этом в Журнале боевых действий “Komet”, что задание “Adjutant” выполнил на “отлично”.

Несмотря на серьезное волнение, разгрузка при помощи двух моторных катеров прошла быстро, и к 13.45 маленький корабль подготовили к затоплению. Хеммер взял себе на память колесо штурвала и корабельный колокол. Затем на бывшем китобое открыли кингстоны. В качестве практики контр-адмирал решил потопить его артиллерией, отработав бой на встречных курсах по правому борту. “Komet” отошел на расстояние 52 гектометра(См.ссылку №11) и открыл огонь из 150-мм орудий. Затем он подошел на дистанцию 40 гм, чтобы дать попрактиковаться расчетам зенитных автоматов. Стрельба оказалась удовлетворительной – несмотря на большое расстояние и малые размеры цели, канониры рейдера добились трех попаданий 150-мм снарядами и множества 37-мм. Однако тонул заградитель медленно и неохотно, под воздействием воды через открытые кингстоны, так как попадания снарядов пришлись выше ватерлинии. В 16.00 прошедший под флагом Кригсмарине три океана, но так никогда не увидевший Германии, “Adjutant” навсегда скрылся под волнами в точке с координатами 41°36’ ю.ш., 173°03’ з.д., а “Komet” продолжил свой путь…(См.ссылку №12)

Ганс-Карл с грустью наблюдал за гибелью первого корабля, которым он командовал. Однако его неприятности в этот день на этом не закончились. Вскоре лейтенанта вызвали в каюту командира для доклада. Кроме Айссена, там находились первый офицер Хушенбет, старший механик Альмс и Карстен. После рапорта Хеммера, адмирал сделал следующее заявление, отраженное в Журнале боевых действий следующим образом: “Лейтенант Хеммер, к сожалению, стал слишком самоуверенным из-за прекрасных успехов “Pinguin” и своей независимости в качестве командира “Adjutant”. Он и вся команда “Adjutant” полагают, что могут смотреть на “Komet” свысока и с гордыней!” Добавив, что такое отношение недопустимо, Айссен объявил молодому офицеру пять суток домашнего ареста в его каюте.

17.
Рис.17 Командир “Komet” контр-адмирал Роберт Айссен.

Впоследствии, Ганс-Карл Хеммер вспоминал, что командование “Adjutant” и события тех дней очень сильно повлияли на его становлении как личности, и он значительно возмужал. Айссен, который по воспоминаниям современников, был хоть и строгим, но справедливым командиром, уже через два дня нашел чем подбодрить впавшего в уныние молодого офицера. 3 июля на “Komet” состоялась церемония награждения всех членов экипажа Железными крестами II класса. Кроме них, у контр-адмирала в запасе имелось пять Железных крестов I класса. Два получили Хушенбет и Альмс. Еще два достались обоим командирам “Adjutant”. Обер-лейтенанта Карстена наградили, как отмечалось в приказе, “в признание действий при минной постановке”, а Хеммера “в признание предыдущих заслуг в качестве члена экипажа “Pinguin” и последующего командования “Adjutant”. Постепенно отношения между контр-адмиралом и молодым офицером наладились, и Ганс-Карл вместе с другими, зачастую приглашался вечером в “адмиральский салон” на коктейли.

Совершив кругосветное плавание, в ноябре 1941 г. “Komet” благополучно вернулся домой. При этом военное счастье, оберегавшее Хеммера в течение всей его одиссеи, улыбнулось еще раз 29 ноября, при переходе крейсера из Франции в Германию. В 15.20, когда рейдер уже оставил за кормой Роттердам, из облаков неожиданно вывалился британский бомбардировщик Бристоль “Бленим” и сбросил четыре бомбы. Три из них угодили в воду, не причинив повреждений, а вот четвертая попала прямо в ограждение мостика всего в трех метрах от несшего вахту Хеммера, ставшего к этому времени обер-лейтенантом цур зее. К счастью, британский “подарок”, оставив часть хвостового оперения на поручнях, не взорвался.

18.
Рис.18 Маршрут плавания вспомогательного крейсера “Komet”.

После возвращения моряки “Komet” оказалась в центре внимания нацистской Германии. Из кадров, отснятых кинооператорами на борту рейдера, сделали пропагандистский фильм, и участники похода стали героями рейха. Айссена наградили Рыцарским крестом. Больше в море контр-адмирал не выходил и служил на берегу на командных должностях, после войны став начальником гидрографической службы Бундесмарине(См.ссылку №13). Умер Роберт Айссен 31 марта 1960 г. Оба командира “Adjutant” также пережили войну. Вильфрид Карстен закончил ее в чине корветтен-капитана, а Ганс-Карл Хеммер – капитан-лейтенанта. Подробности их службы после окончания похода “Komet” автору данной статьи найти не удалось. Известно только, что Хеммер затем служил на торпедных катерах, командуя в 1944 г. “шнелльботом” “S 114”, а в 1945 г. – “S 705”. 23 марта 1945 г. за заслуги его наградили Германским крестом в золоте. Вот и вся небольшая история о трех адъютантах…

Тактико-технические данные
вспомогательного минного заградителя “Adjutant”

Вместимость: 354 брт.
Длина: 42,8 м.
Ширина: 8,02 м.
Осадка: 3,5 м.
Силовая установка: одновальная, 1 водотрубный котел 15,8 атм., 1 трехцилиндровая паровая машина тройного расширения, 1600 и.л.с.
Скорость: 14 уз.
Запас топлива: 180 т.
Расход топлива: 6 т в сутки (экономических ход), 22 т (максимальный).
Дальность плавания: 5040 (7) миль.
Артиллерия: одно 60 мм/18 орудие, два 20-мм автомата (12).
Мины: 20 ТМВ.
Экипаж: 2 офицера, 14 матросов.

Виктор Галыня

(статья опубликована в журнале "Флотомастер"№2, 2007)
материалы для оформления статьи предоставлены автором.



Ссылка №1 “Pinguin” переоборудовали из сухогруза “Kandelfels”, принадлежавшего бременской судоходной компании “Ганза”. В документах британского Адмиралтейства он получил обозначение “рейдер F”.

Ссылка №2 Бывший норвежский танкер “Storstad”, захваченный “Pinguin” в качестве приза 7 октября 1940 г. и приспособленный для постановки мин.

Ссылка №3 Все захваченные Крюдером в антарктических водах корабли благополучно добрались до Франции. Исключение составили китобойцы “Star” XIX и “Star” XXIV, затопленные своими командами 13 марта, когда их перехватил в Атлантике в 350 милях от мыса Финистере британский шлюп “Scarborough”.

Ссылка №4 Там же ранее отстаивались “Atlantis” и “Komet”.

Ссылка №5 Аден, Карачи, Бомбей, Коломбо и Мадрас.

Ссылка №6 “Alstertor” 23 июня 1941 г. затопит собственная команда после того, как во время “охоты на “Bismarck” его перехватят британская авиация и эсминцы “Faulknor”, “Fearless”, “Forester”, “Foxhound”, “Fury”, а “Kormoran” 19 ноября 1941 г. пойдет на дно от повреждений полученных в бою с австралийским крейсером “Sydney”.

Ссылка №7 Наибольших успехов “Komet” добился в ноябре-декабре 1940 г., когда он совместно с “Orion” и в одиночку потопил 5 судов, а также обстрелял фосфатные прииски на о. Науру.

Ссылка №8 Интересно, что первоначально Роберт Айссен планировал установить их на принадлежавший рейдеру легкий торпедный катер LS-2 “Meteorit”, для проведения предполагавшегося налета на порт Рабаул. Однако из-за поломки двигателя катера, от этого плана пришлось отказаться, и с тех пор пушки хранились в трюме “Komet” до лучших времен.

Ссылка №9 “Schiff 33, “Schiff 36”, “Schiff 45” – германские операционные обозначения “Pinguin”, “Orion” и “Komet”.

Ссылка №10 Айссен надеялся поймать у Веллингтона “крупную рыбу”, так как по имевшейся у него информации туда направлялся знаменитый британский лайнер “Aquitania”.

Ссылка №11 Единица измерения, принятая в германской морской артиллерии. 1 гектометр = 100 м.

Ссылка №12 Так как, по-видимому из-за особенностей ионосферы, прямое радиосообщение с Германией установлено не было, РВМ получило известие об осуществлении минных постановок через промежуточную станцию в Токио.

Ссылка №13 Бывший корабль Айссена вспомогательный крейсер “Komet” погиб в Ла-Манше в ночь на 14 ноября 1942 г., во время боя с британскими эсминцами и торпедными катерами, пытаясь во второй раз выйти на просторы мирового океана.



Die Uberwasserpiraten den Unterwasserpiraten Спасибо: 0 
Профиль
Тему читают:
- участник сейчас на форуме
- участник вне форума
Все даты в формате GMT  3 час. Хитов сегодня: 42
Права: смайлы да, картинки да, шрифты да, голосования нет
аватары да, автозамена ссылок вкл, премодерация вкл, правка нет



Создай свой форум на сервисе Borda.ru
Текстовая версия